Третья космическая держава

15 октября 2003 года Китай стал третьей космической державой. По своей значимости это четвертое по счету (но не по значению!) событие в мировой космической истории. После полетов Гагарина и Шепарда, после первых шагов Армстронга по поверхности Луны, полёт первого китайского космонавта Ян Ливэя (Yang Liwei) навсегда вошел в историю мировой космонавтики.

Но шел Китай к этому долго и трудно. Китайская программа очень похожа на советскую программу, в том числе и своей секретностью. Поэтому часть из того, что представлено на страницах Энциклопедии - может оказаться не совсем верным. Особенно это касается начальных этапов китайской космической программы. Будем стараться по мере возможности уточнять различные факты и предположения.

И еще несколько моментов, о которых необходимо упомянуть. Хотя первый полет китайский космонавт совершил на китайском корабле - все могло бы быть не так. Во время визита президента США Рональда Рейгана в Китай в мае 1984 года он предложил осуществить полет китайского астронавта на американском шаттле. Китайский астронавт выполнял бы функции специалиста полета и проводил бы разработанные китайскими специалистами эксперименты. Неизвестно, насколько далеко успели зайти переговоры по этому вопросу, но к моменту катастрофы шаттла Challenger в январе 1986 года ни один кандидат в астронавты из Китая на подготовку в США так и не прибыл.

1 сентября 1986 года в «Правде» появилось сообщение пекинского корреспондента ТАСС о том, что в Китае начался отбор космонавтов для полётов на национальных космических кораблях (см. раздел «Третий набор»). Для их подготовки был создан макет кабины космического корабля и разработана аппаратура СЖО. По-видимому, уже зная о предстоящем наборе генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв, как сообщили советские СМИ 28 июля 1986 года, заявил, что СССР предложил КНР сотрудничество в космосе, «в которое можно было бы включить подготовку китайских космонавтов».

Однако, дела с разработкой китайцами пилотируемого корабля шли, видимо, не слишком удачно, и 18 мая 1989 года Горбачёв, накануне визита в Пекин, заявляет: «Я бы приветствовал полёт китайского космонавта на станцию «Мир», я не вижу никаких препятствий. В конкретном плане мы этот вопрос не обсуждали, т.к. пока такого обращения не было». Обращения от китайцев так и не последовало: они решили идти в космос самостоятельно (см. соответствующий раздел - «Четвертый набор»).

Примечательно также, что китайцы чувствуют себя вполне уверенно и намерены предоставлять услуги по подготовке зарубежных космонавтов! В интервью агентству «Синьхуа» руководитель Центра исследования и подготовки космонавтов Чэнь Шаньгуан после успешного полёта Shenzhou-7 заявил, что Китай обладает возможностями для подготовки зарубежных космонавтов и в самое ближайшее время намерен начать предоставлять такие услуги. По его словам, данное направление является одной из целей центра. Это же подтвердил Ян Ливэй в своём выступлении в октябре 2009 года на XXII конгрессе Ассоциации участников космических полётов в Праге, заявив, что Китай ищет сотрудничества и возможности летать с космонавтами других стран. «Мы ждём, чтобы на китайских космических кораблях летали международные экипажи, а китайские космонавты - в составе международных экипажей на иностранных кораблях».

Интересным является заявление официального представителя Роскосмоса в Китае Александра Родина, сделанное 24 декабря 2009 года. Он отметил, что единственной областью, в которой Россия и Китай не связаны в космической сфере, остается Международная космическая станция (МКС). По словам Родина, Китай не участвует в этой программе, и пока не выражал своего интереса. Он пояснил, что в настоящее время Китай реализует проект создания собственной космической станции «Тяньгун-1». Однако он не исключил, что если работа МКС будет продлена до 2020 года, Китай может присоединиться к программе, войдя в состав участников или заключив соглашение с одной из участвующих в ней стран.

В текущих планах Китая - развертывание и эксплуатация полноценной орбитальной космической станции из трех модулей (то есть аналога советской ОС «Мир»), базовый блок который - «Тяньхэ», был запущен в апреле 2021 года года.

В августе 2017 года заместитель руководителя Китайской программы пилотируемых космических полетов и первый китайский космонавт Ян Ливэй рассказал корреспонденту газеты «Чжунго жибао», что уже более десяти стран, в основном развивающихся, обратились к Китаю с просьбой о содействии в отборе и подготовке своих космонавтов, которые могли бы принимать участие в совместных экспериментах на борту будущей китайской станции. По его словам, тренировки китайского космонавта занимают четыре года, но сроки подготовки иностранного кандидата на полет могут варьироваться в зависимости от его личных данных. А так как через четыре года у Китая появится собственная станция, для государств, заинтересованных в совместной работе на ней, уже настало время приступить к подготовке. Ян Ливэй уточнил, что китайская сторона приступает к проработке условий и стандартов по отбору и подготовке иностранных космонавтов, при этом окончательное решение будет приниматься высшим руководством КНР.

3 июня 2021 года руководитель пилотируемой космической программы Китая Хао Чунь заявил, что сейчас в девяти проектах задействованы 17 стран, которые официально подтвердили свое участие в научных экспериментах на Китайской орбитальной космической станции. По его словам, в будущем, несомненно, появятся иностранные астронавты, участвующие в космических полётах Китая, работающие и живущие на нашей орбитальной станции. Некоторые из них уже участвовали в подготовке и изучают китайский язык. Как сообщается в группе «Космические полёты Китая» «ВКонтакте», по неофициальным данным первыми гражданами других стран на космическую станцию КНР отправятся представители Пакистана, стран Южной Америки и Африки. Не исключён полёт и астронавтов из отряда Европейского космического агентства — в 2017 году Маттиас Маурер и Саманта Кристофоретти вместе с китайскими астронавтами участвовали в тренировках по выживанию на воде в морской акватории близ города Яньтай провинции Шаньдун.

Однако и этим китайские планы не ограничиваются: КНР обсуждает возможность отправки пилотируемой космической миссии на Луну, которой предстоит высадиться на поверхность естественного спутника нашей планеты, провести ряд заданий и вернуться обратно. По словам Йе Пейчжана, научного руководителя китайской лунной программы, при нынешнем развитии китайских космических технологий отправиться на Луну своими силами Китай сможет уже к 2025-2030 году. «Несмотря на то, что сейчас наши основные силы сконцентрированы на разработке беспилотных аппаратов, мы постоянно думаем об изучении других планет и создании пилотируемых миссий», - заявил он еще в мае 2009 года.