Краткая информация

Несмотря на то, что на территории Казахстана расположен первый космодром планеты - своих национальных космонавтов у них до полёта Айдына Аимбетова не было, хотя как и в других странах, стремящихся обеспечить своё присутствие в пилотируемом космосе, в Казахстане уже придумано своё название для исследователей космоса - «гарышкер».
Правда, во многих справочниках казахскими космонавтами называют Аубакирова и Мусабаева. Да, действительно, осенью 1991 года состоялся полет Токтара Аубакирова по так называемой казахстанской программе. А дублером у него был Талгат Мусабаев. Но ведь на момент совершения полета (2 - 10 октября 1991 года) еще не существовало независимого государства Казахстан. И Аубакиров, и Мусабаев были гражданами СССР. Поэтому будет правильным считать Аубакирова последним советским космонавтом.
Тем не менее, в самом Казахстане Токтар Аубакиров и Талгат Мусабаев официально признаются, соответственно, первым и вторым космонавтами Республики Казахстан. Следует также отметить, что во время своего первого (с 1 июля по 4 ноября 1994 года) и второго (с 29 января по 25 августа 1998 года) полётов Талгат Мусабаев выполнял на станции «Мир» научные эксперименты по казахстанским программам «Полёт» и «Полёт-М2».
Первый национальный отряд космонавтов из 4 человек (2 основных кандидата и еще 2 в резерве) был сформирован в Казахстане только в декабре 2002 года. А с 16 июня 2003 года два кандидата в космонавты - Мухтар Аймаханов и Айдын Аимбетов - начали проходить ОКП в РГНИИ ЦПК вместе с российскими кандидатами в космонавты набора 2003 года. На заседании Межведомственной квалификационной комиссии (МВКК) 5 июля 2005 года оба они получили квалификацию «космонавт-испытатель».
В конце 2007 года казахстанские космонавты должны были завершить подготовку в Звездном городке, проводящуюся на безвозмездной основе. После этого, в случае поступления соответствующей просьбы казахстанской стороны, они могут быть назначены в экипаж. При этом, как отмечал руководитель Роскосмоса А.Перминов, сам полёт может быть организован только на коммерческой основе. Позднее, выступая перед казахстанскими СМИ 30 мая 2007 год он заявил: «Перспективы участия казахстанских космонавтов в пилотируемом полете мы сможем рассмотреть после 2009 года. То есть в 2010-м возможно их участие в работе на МКС». Вопрос о возможных полётах казахстанских космонавтов на МКС затрагивался на встрече президентов России и Казахстана в декабре 2007 года. Однако, уже 16 февраля 2008 года глава Национального космического агентства Казахстана (Казкосмос) Талгат Мусабаев в интервью агентству «Интерфакс-Казахстан» заявил, что Казахстан временно приостановил свое участие в проекте создания многоцелевого лабораторного модуля (МЛМ) ФГБ-2 для МКС - «до полного изучения данного вопроса». Принять участие в оснащении данного научного модуля Казахстану в 2005 году предложили Роскосмос и ГКНПЦ им. Хруничева. «Тогда мы рассчитывали, что коль уж вкладываем средства и делаем свое оборудование, которое планировалось установить на ФГБ-2, мы тоже станем участниками проекта МКС. Ничего подобного. К своему оборудованию мы имели бы лишь опосредованный доступ», - заявил он, пояснив, что «использование данного научного оборудования казахстанскими космонавтами проблематично из-за неопределенности с перспективами их полета на МКС».
В ходе визита президента России Дмитрия Медведева в конце мая 2008 года в Казахстан президент Казахстана Нурсултан Назарбаев вновь поднял тему полёта казахстанского космонавта. Медведев, заявил, что Россия будет способствовать тому, чтобы казахстанские космонавты полетели в космос.
16 июня 2008 года Национальное космическое агентство Казахстана распространило пресс-релиз, в котором утверждалось, что руководство Роскосмоса взяло на себя обязательство содействовать решению вопроса о сроках полётов казахстанских космонавтов на Совете стран-участниц проекта Международной космической станции, который планировался на 27 июля этого года. Кроме того, говорилось в сообщении, «Казкосмос обсуждает с заинтересованными сторонами возможность организации казахстанской космической экспедиции на коммерческой основе». В тот же день генеральный директор Spase Energy Нурлан Аселхан сообщил, что в марте 2008 года с компанией Space Adventures, организующей туристические полеты в космос, были проведены переговоры о возможном сотрудничестве. В частности, обсуждался вариант продажи кресла для представителя Казахстана в «Союзе» на 2010-2011 годы. «Сейчас идет обсуждение такого рода начинания», - отметил он. Вместе с тем Н.Аселхан заявил, что «есть два подготовленных профессиональных казахстанских космонавта», кандидатуры которых могут быть рассмотрены для полетов на коммерческой основе, добавив, что «республика может в этот бизнес внести соответствующие средства». «Есть предложение подготовить свою национальную программу и для этой цели выкупить корабль «Союз» целиком. Буквально недавно компания Space Adventures объявила о том, что достигнута договоренность с изготовителем «Союза» о приобретении «Союза». Вот по такому пути намерены пойти и мы», - заключил Н.Аселхан.
Ожидалось, что окончательная ясность по этому вопросу должна была наступить в конце июля 2008 года, когда состоялось очередное совещание представителей всех стран-участниц программы МКС и среди прочих вопросов планировалось рассмотрение вопроса о полётах на МКС представителей стран, не участвующих в программе. Однако, в то время никакой информации об этом не появилось.
14 октября 2008 года начальник управления пилотируемых программ Роскосмоса Алексей Краснов заявил, что в октябре 2009 года на МКС вместо первого российского космического туриста Владимира Груздева полетит космонавт Казахстана. «В настоящее время ведутся переговоры с Казахстаном об отправке им космонавта на корабле «Союз» осенью 2009 года, и нет основания сомневаться, что этот полет не состоится», - сказал он. По словам Краснова, представители Казахстана проявили полную заинтересованность во всех вопросах, включая финансирование своего космонавта. «Поэтому мы и не рассматриваем никакой другой кандидатуры в качестве непрофессионального участника космического полета», - уточнил Краснов.
Наконец, 13 ноября 2008 года председатель Национального космического агентства Казахстана и Талгат Мусабаев заявил на открытии Астане заседания межправительственной комиссии по сотрудничеству между Россией и Казахстаном: «Достигнуты договоренности и начаты работы по подготовке к осуществлению космического полета казахстанского космонавта на российский сегмент Международной космической станции, запланированного на октябрь 2009 года». Он поблагодарил Федеральное космическое агентство России «за изысканную возможность совершения краткосрочного полета казахстанского космонавта в составе экспедиции посещения, несмотря на плотный график полетов как по федеральной космической программе, так и по программам международного сотрудничества». Руководитель Роскосмоса Анатолий Перминов подтвердил: «Принципиально решен вопрос о возможности и порядке участия казахстанских космонавтов в работе по программе МКС. Не просто рядовыми туристами, а со своей тщательно проработанной научной программой». На следующий день, на совместном с А.Перминовым итоговом брифинге, Т.Мусабаев заявил: «Нами с российской стороной достигнута договоренность о полете казахстанского космонавта на МКС, который уже точно состоится осенью 2009 года». По словам Мусабаева, в «настоящее время» разрабатывается соответствующий контракт на полет казахстанского космонавта, в котором найдут отражение вопросы подготовки и обеспечения научной программы и, таким образом, вопрос о полёте казахстанского космонавта на МКС можно считать решённым. При этом отмечалось, что полёт должен производиться на возмездной основе, однако стоимость не была согласована.
Согласно сообщению, опубликованному на сайте Федерального космического агентства 16 ноября 2008 года со ссылкой на сайт ЦентрАзия, единственной реальной возможностью для полёта казахстанского космонавта на МКС стало включение его в состав одной из экспедиций исключительно на коммерческой основе сроком на 10 дней. На осуществление полета Казкосмос уже получил разрешение правительства Казахстана, а Министерство экономики и бюджетного планирования заложило средства в бюджет. «Имя казахстанского покорителя космоса, - говорится в сообщении, - назовет специальная комиссия с участием руководства страны. Второй космонавт до последней минуты будет резервным, в качестве дублёра у обоих определён Талгат Мусабаев. Имена кандидатов уже известны – Мухтар Аймаханов и Айдын Аимбетов. Они завершили подготовку в российском Центре по подготовке космонавтов им. Ю. Гагарина. (Глава Роскосмоса Анатолий Перминов пояснил, что кандидатуру первого космонавта российская сторона безоговорочно примет. - Так в первоисточнике) Но с остальными кандидатами, как это и положено, будет серьезно работать медицинская комиссия, и сдавать приемные экзамены они будут уже российской стороне». О каких «остальных кандидатах» идёт речь так и осталось непонятным, как и Мусабаеве в роли дублёра у обоих космонавтов, в том числе и резервного! Остаётся только предположить, что автор этой информации просто не разбирается в терминологии. 13 февраля 2009 года на форуме Новостей космонавтики появилось сообщение со ссылкой на ответственного секретаря Казахстанского космического агентства г-на Нургалиева о том, что, вопреки опубликованному в свое время на сайте Роскосмоса и перепечатанному в НК сообщению, Талгат Мусабаев вовсе не является дублёром двух казахстанских космонавтов.
Контракт между Казкосмосом и Роскосмосом был подписан лишь 5 марта 2009 года, но уже к концу первого весеннего месяца его пришлось аннулировать, хотя, по утверждению главы Казкосмоса Талгата Мусабаева, готовность к полёту с технической и юридической стороны была стопроцентной. 8 апреля 2009 года на пресс-конференции руководитель Федерального космического агентства Анатолий Перминов сообщил, что руководство Роскосмоса «получило официальное письмо с уведомлением за подписью главы Казкосмоса, что по финансовым вопросам по решению правительства они снимают с полета казахстанского космонавта».
На следующий день Казкосмос выступил с разъяснением ситуации. По сообщению пресс-службы Национального космического агентства РК, в республиканском бюджете на 2009-2010 годы были предусмотрены финансовые средства на обеспечение полёта казахстанского космонавта на МКС осенью 2009 года, во время которого планировалось выполнение научной программы, подготовленной Центром космических исследований и технологий. «Однако 20 марта 2009 года на заседании республиканской бюджетной комиссии было принято решение об осуществлении секвестра средств, предусмотренных на обеспечение полёта в космос казахстанского космонавта в составе экипажа на МКС», - отмечалось в сообщении пресс-службы.
7 сентября 2009 года глава Казкосмоса Талгат Мусабаев заявил агентству «Интерфакс», что необходимые для полета казахстанского космонавта на МКС финансовые средства не предусмотрены в утвержденном правительством трехлетнем республиканском бюджете. Однако, он отметил, что необходимая сумма может быть выделена, «когда для этого появится возможность». Таким образом, полёт казахстанского космонавта в составе международного экипажа на МКС, планировавшийся на сентябрь 2009 года, был отложен на неопределенное время из-за сокращения финансирования. Стоимость полета казахстанского космонавта на МКС, согласно подписанному с Россией контракту, составляла 900 млн российских рублей. При этом оставалось неясным: в силе ли заключенный контракт, который просто отложен в исполнении в связи отсутствием средств, или всё же он был расторгнут. 11 октября 2009 года статс-секретарь, заместитель руководителя Федерального космического агентства Виталий Давыдов заявил на пресс-конференции, что Роскосмос не планирует в ближайшее время полёта на МКС космонавта из Казахстана. Он, однако, не исключил, что в дальнейшем такая возможность появится.
11 января 2011 года на глава правительства Республики Казахстан Карим Масимов заявил на заседании коллегии Национального космического агентства, что у президентов России и Казахстана имеется устная договорённость о включении казахстанского космонавта в план полетов на МКС. По словам Масимова, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 21 декабря 2010 года дал поручение подготовить проект от его имени на имя президента России с тем, чтобы гражданина Казахстана включить в космические программы на МКС. Масимов переадресовал это поручение руководителю Казкосмоса Талгату Мусабаеву, потребовав «не затягивать с этим вопросом». Заместитель главы Казкосмоса Мейрбек Молдабеков в свою очередь сообщил, что полет казахстанского космонавта в космос будет возможен не ранее 2013 года. При этом он отметил, что полет будет возможен при достаточном финансировании. Стоимость планировавшегося на 2009 год полёта на тот момент составляла 26 млн долларов.
27 июля 2011 года глава Казкосмоса Талгат Мусабаев сообщил агентству «Интерфакс-АВН», что вопрос об отправке в полёт на МКС казахстанского космонавта не снимается с повестки дня, но он требует очень тщательной проработки. «Нам бы хотелось, чтобы это был длительный полет на уровне члена экипажа», - заявил глава Космического агентства Казахстана. Однако, по его словам, после прекращения полётов шаттлов вся нагрузка по доставке экипажей на МКС и их возвращению на Землю легла на российские корабли «Союз». «Для полета на станцию выстроилась достаточно большая очередь из, прежде всего, российских космонавтов, астронавтов США и других стран-партнеров проекта МКС. Казахстан пока не является партнером проекта МКС и для него место в очереди не предусмотрено. Это основной фактор, который сдерживает полет», - сказал Мусабаев. Он отметил, что два кандидата в космонавты прошли двухгодичную подготовку в Звездном городке и их квалификация позволяет им выполнять обязанности бортинженера станции. В настоящее время единственной преградой, которая мешает отправить казахстанского космонавта на МКС, является отсутствие мест на «Союзах». Как отметил Мусабаев, в 2009 году вследствие кризиса денег на полёт не оказалось, а сейчас для полёта необходимо всё заново согласовывать.
11 сентября 2011 года Талгат Мусабаев вновь подтвердил корреспонденту агентства «Интерфакс-АВН», что у Казахстана имеются финансовые средства для оплаты полета своего космонавта на Международную космическую станцию (МКС). После того как российские «Союзы» стали единственным средством доставки космонавтов на МКС, казахам просто не осталось места, отметил руководитель Казкосмоса. По его словам, Казахстан пытался организовать полет своего космонавта на станцию за счет российской квоты. «Но мы не входим в страны-участницы проекта МКС, а Россия не может самостоятельно принять такое решение. Так нам было объяснено в Роскосмосе», - объяснил Мусабаев, добавив, что намерен продолжить усилия по организации полёта казахстанского космонавта.
Тем не менее постановлением Правительства Республики Казахстан №502 от 20 апреля 2012 года были утверждены «Правила отбора кандидатов в космонавты и присвоения статуса кандидата в космонавты, космонавта». Это позволяет утверждать, что мечта о полёте казахстанского космонавта рукодство этой страны не покинула и следует ожидать продолжения.

В мае 2015 года, после отказа британской певицы Сары Брайтман от запланированного на сентябрь 10-суточного полета на МКС, тема полета казахского астронавта вновь зазвучала в новостях.

26 мая 2015 года руководитель пресс-службы Аэрокосмического комитета министерства по инвестициям и развитию Казахстана (Казкосмос) Ербол Давлетов сообщил РИА Новости, что Казкосмос обсуждает вопрос отправки на МКС в сентябре 2015 года космонавта Айдына Аимбетова вместо британской певицы Сары Брайтман (оказавшейся от 10-дневного полета 13 мая 2015 года). По его словам, этот вопрос только прорабатывается и окончательного решения нет.

2 июня 2015 года на торжественном собрании, посвященном 60-летию космодрома «Байконур» первый вице-премьер Казахстана Бакытжан Сагинтаев заявил, что казахстанский космонавт может быть отправлен на Международную космическую станцию уже в ближайшее время. По его словам «благодаря достигнутым договоренностям между президентами Казахстана и Российской Федерации в ближайшее время со стартовой площадки «Байконура» полетит уже третий казахский космонавт». Он так же отметил, что все технические моменты полностью обговорены, и российская сторона должна определить сроки полета.

26 августа 2015 года в ходе авиасалона МАКС в подмосковном Жуковском врио руководителя федерального космического агентства Александр Иванов и глава Казкосмоса Талгат Мусабаев подписали контракт о полете казахстанского космонавта в качестве бортинженера на МКС.

2 сентября 2015 года стартовав на корабле Союз ТМА-18М космонавт Айдын Аимбетов стал первым гражданином Казахстана, отправившемся в космический полет.